вторник, 11 сентября 2012 г.

Твердь. Работа

Иннокентий закрепил паяльник на подставке и судорожно выдохнул. В отличие от некоторых коллег, он не ощущал особого вдохновения при пайке, а только переживал за ее результат. Результат, кстати, получился так себе. Контакт хороший, но дергать проводки для проверки надежности явно не стоит. Впрочем, переходник должен продержаться максимум два часа, пока данные будут копироваться на штатный носитель.
Пещерский осторожно воткнул хлипкий разъем в порт считывателя данных и запустил опрос уровней*. Схема порта на экране окрасилась в зеленый и желтый.
"Пойдет передача", - подумал Иннокентий и запустил считывание в консольном режиме, чтобы было меньше сбоев**.
Раздался громкий писк. Пещерский вздрогнул и чуть не нажал на клавишу аварийного прерывания, но вовремя отдернул руку, сообразив, что пищит коммуникатор.
- Принять сигнал, - проворчал он в пустоту.
Часть стены замерцала, и на ней появилась часть заваленного какими-то распечатками рабочего стола, затем камера сместилась, и в кадре оказался научный руководитель.
- Добрый день, Нобунага-сэнсэй! - Иннокентий сделал вид, будто хочет встать и поклониться. Старик профессор обожал приверженность традициям, а Пещерскому в сущности ничего не стоило подарить ему эту маленькую радость, пусть даже он и вломился посреди эксперимента.
- Сидите, сидите, - заулыбался профессор, - как продвигается работа?
Иннокентий слегка подвинулся, чтобы Нобунаге был виден лог*** считывания.
- Копирую файлы адмирала, надеюсь, не побьются при скачивании... Через два-три часа смогу точно сказать, что из этого вышло.
- Отлично. Тогда, если копирование удастся, можно будет запустить переходник в малую серию. Вы сообщите мне, как только закончите.
- Конечно. Лог Вам переслать, или сразу в инженерный?
- Лучше мне, а я уже буду общаться с Лебедевым.
- А, Лебедев уже вышел? Тогда и вправду лучше через Вас...
- Да, Иннокентий. Мы тут посовещались с Вашим отцом и решили Вас нагрузить еще одной работой. На этот раз уже с полной оплатой.
- В Институте?
- Нет, числиться будете за Магистратом Города 12-ти Ворот. Может быть, нужно будет даже там появляться время от времени. Им нужно две книги об основании Ордена - полная, для внутреннего пользования, и краткая - на Рынок. Вы историю знаете из первых рук, слог у Вас хороший...
- А Орден уже согласен на мою кандидатуру?
- Да, мы им показали пару Ваших сочинений, и они согласны.
- Простите за нескромный вопрос - сколько они готовы за это заплатить?
- Они дают ставку протоскриптора-супернумерария(3*). В случае успеха издания, если захотите, включат в списки Великого Скриптория(4*).
Иннокентий замер. Нобунага тоже молчал, явно наслаждаясь его реакцией.
"Если у меня сейчас челюсть не отвисла, то глаза уж точно вытаращились", - подумал Пещерский, но в тот же миг эта дурацкая мысль улетучилась, сменившись более трезвой и ясной.
- Кажется, я понял, в чем подвох, - произнес он, - Там каждое слово выверять придется...
Профессор снова расплылся в довольной улыбке, радуясь сообразительности ученика.
- ... То есть, фактически, они хотят, чтобы я написал легенду на основе реальных событий... - продолжил Пещерский.
- ...В которой ни слова не будет о том, кто и зачем на самом деле создал Орден, - закончил Нобунага.
- Ни в полной версии, ни в краткой?
- В полной - намеками, в краткой - ни слова.
- Профессор, а почему мы так боимся разглашения?
- Да мы не боимся. И те, кто хотят, узнают правду. Но в окрестных мирах ни одна уважающая себя организация не обходится без тайны. Если Орден будет все про себя рассказывать, никто не поверит, и не будет отбоя от параноиков (5*). А когда народ захочет сенсаций и разоблачений, мы сами сможем это обеспечить.
- Тогда моя совесть более-менее спокойна.
- Вы согласны?
- Работа, конечно, еще та, но я согласен. От таких предложений редко отказываются.
- Вот и здорово. Со следующей недели приступайте. И постарайтесь, все-таки, на этом фоне не запускать диссертацию.
- Постараюсь. Но замедлить темп придется.
- Конечно, понимаю. Звоните, когда будет результат.
- Хорошо. До свидания, Нобунага-сэнсэй.
Экране погас. Пещерский встал из-за стола, подошел к вентиляционной решетке, и погрузился в раздумья, подставив лицо под поток воздуха. Он явно посвежел, и очиститель уже не рычал так сильно, как до дождя.  Дождя, угасившего желание выбраться с Тверди. И вот, сразу же появилась реальная перспектива это сделать. "Мы получаем желаемое тогда, когда перестаем этого напряженно ждать", - вспомнил Иннокентий.
Мысли роились в голове, складываясь в образы и тут же рассыпаясь как в калейдоскопе - белые стены и мозаичные площади, причудливые деревья и веселые фонтаны, шумный Рынок и величественный Шпиль Совета. В мечтах о Городе Пещерский не заметил, как прошло пол-часа, и лог считывания завершился записью об успехе копирования. Компьютер подождал две секунды и издал мелодичную трель. Грезы рассеялись, Иннокентий упал в кресло и начал сосредоточенно вводить команды. Проверка разметки, заполнение объема, корректность трансляции данных, совместимость форматов... Форматы, конечно же, оказались "родными", но, по крайней мере, описанными в спецификации. Можно было "допилить" под них уже имеющуюся программу расшифровки, а не изобретать новую. Исследование близилось к наиболее интересной фазе.

---
* - проверка соответствия электрических уровней сигнала передатчика и приемника. Уровню логического нуля традиционно соответствует 0 вольт, логической единице - уровень питания, т.е. +5, +12 или (реже) + 24 вольта.
** - при работе в консольном (текстовом) режиме отсутствует вероятность того, что внутренние команды графической среды будут блокировать команды процесса.
*** - протокол работы программы, в котором фиксируются все ее действия, а также произошедшие ошибки.
(3*) - протоскриптор - чиновник Магистрата, ответственный за сбор и обработку данных для городского архива. Супернумерарий - сверхштатный сотрудник. Протоскриптор-нумерарий имеет право через три года работы стать патрицием города.
(4*) - часть городского архива, в которой хранятся и собираются сведения о межмировых отношениях. Городская летопись хранится и пишется в Малом Скриптории.
(5*) - здесь вспоминается католическая прелатура "Опус Деи", прославленная на весь мир Дэном Брауном как "зловещая тайная организация Ватикана". Непонятная никому цель достижения святости в обыденной жизни (не может быть, чтобы они этим на самом деле занимались!) и особенности ватиканской бюрократии создали покров тайны там, где его не должно было быть.

Комментариев нет:

Отправить комментарий