вторник, 3 июля 2012 г.

Твердь. После дождя

(спустя три года с момента событий "Твердь. Этюд")

Иннокентий стоял на гребне Тихого кратера, жадно и недоверчиво вдыхая свежий, пахнущий озоном воздух. Под ногами хрустела корочка новой, такой знакомой и, в то же время незнакомой почвы.
"Дождь! Первый дождь!" - рвался из глубин сердца ликующий клич.
Первый дождь на Тверди, где его видели только на картинках и в фильмах про другие миры! Где каждый ксеноисторик* считал своим долгом привезти из другого мира фотографию радуги! И пусть в Координационном Центре сейчас уже спорят, что кроме дождя принес этот свежий ветер, но Иннокентий уже 15 минут стоял без фильтрующей маски, и искренне полагал, что эти 15 минут без респиратора стоят всей жизни в респираторе. И теперь, именно теперь - потом это чувство ослабнет, - даже если этот дождь был предвестником неведомого катаклизма, Иннокентий готов был даже погибнуть за эти 15 минут на свежем, не заполненном пылью воздухе.
Вездесущая пыль, ставшая одним из символов Тверди, за время дождя склеилась в однородную хрупкую, похожую по консистенции на фарфор, а по цвету на розоватый мрамор субстанцию.
"Теперь будет бликовать и слепить глаза", - подумал Пещерский-младший, - "но хотя бы обратно в порошок не превращается".
Эйфория понемногу отступала, оставляя в голове пустоту, в которой звучали легкие ноты грусти и усталости.
Иннокентий взял себя в руки и снял с пояса портативный анализатор. Рядом в углублении скопилось немного дождевой воды, еще мутной от пыли. Включив режим забора проб без нагрева**, Пещерский поднес патрубок водозаборника к поверхности лужи. Анализатор пискнул, пожужжал и высветил на табло: "Вода техническая. Стандарт III".
"То есть, как после трех циклов рециркуляции. И то хлеб", - пробормотал Иннокентий, и закачал оставшуюся воду в переносной насос-резервуар.
"Жаль", - подумал он, - "что на Тверди никто никогда не предполагал строить систему сбора ливневой воды. А теперь, если, конечно, дождь был не последний, придется и ливневую канализацию прокладывать".
Легкие облака - явление, в общем-то, обыденное, разве что не здесь - уползали в сторону Долины Порталов, и начинало припекать, почти как в Городе 12-ти Ворот. С непривычки даже казалось, что спектр Светила сдвинулся в желтую сторону. Спектроанализатор остался дома, и проверить это было невозможно.
"Не вернуться ли домой?" - спросил себя Пещерский.
Дома ждала диссертация, вернее - старый носитель информации из чужого мира, который нужно было заставить поделиться секретами. И на почве навеянного дождем оптимизма у Иннокентия даже появилась идея, как это сделать. Но он, все же, решил не спешить с возвращением, и поискать в окрестностях еще лужи - вода в любом хозяйстве пригодится, а в гидропонном - в особенности.
Включив поляризацию защитных очков (все-таки пригодились!), Пещерский побрел по гребню кратера. Новая-старая почва действительно отблескивала разноцветными искрами, но в очках эти блики можно было терпеть. Светило уже карабкалось к зениту, и Пещерский с радостью отметил, что дополнительных средств защиты от солнца придумывать не придется.
Начинался полдень новой эпохи и, что бы ни ждало впереди, начало было хорошим.

Комментариев нет:

Отправить комментарий