четверг, 13 сентября 2012 г.

Бользен. Плен

В третий раз* Бользен выступал в роли переговорщика и явственно ощущал, что это занятие нравится ему гораздо больше, чем командование. Конечно, его просьбы и убеждения подействовали далеко не на всех, но у Смита был еще один туз в рукаве. Он запустил по общей связи обращение новой главы правительства Альянса - экс-адмирала Даалы**. Что и говорить, она в свое время была легендой Старой Империи, и пафос ее призыва "не раздирать галактику на части" не тронул разве что закоренелых корианских шовинистов. Корабли корианского космофлота понемногу, один за другим прекращали сопротивление.
Бользен устало откинулся на спинку кресла пилота, рассеянно глядя на догоравшую битву. Многие друзья не вышли на связь. Где генерал Мюллер, капитан Фредрикссон, коммодор Хаген, где сам претор? Погибли? Спаслись в капсулах? Может, отступили, чтобы уйти в подполье? Что бы они ответили на его увещания? С болью и пониманием приняли, или с презрением и негодованием отвергли, как командир "Равновысокого" старый преторианец барон фон Херст? Адмирал был бы даже рад получить от них плевок, а то и хук левой, только бы они были живы.
Но ответа не было, а бой заканчивался, и пора было сдаваться. "Не сбежать ли? - пришла шальная мысль. - Шаттл оборудован гипердвигателем, координаты знаю - не зря три года был флагманским координатором... Нет, нельзя, - одернул он себя, - еще взорвут из-за меня что-нибудь на планете".
Уверенным движением штурвала адмирал направил шаттл к громаде "Толеранции". На панели замигал огонек вызова.
- Шаттл прыгун, говорит диспетчер полетов "Толеранции"! Приблизьтесь на 1,5 километра и отключите двигатели, щиты и систему наведения! Посадка будет произведена автоматически. При нарушении предписаний будем вынуждены открыть огонь!
- Принято, - кратко ответил Бользен.
Для экипажа "Толеранции" он был потенциальным психом, которому нечего терять, и который вполне может взять на таран, скажем, систему дозаправки в ангаре. Вполне вероятно, что трибунал, о котором говорил Смит, приговорит его к высшей мере. Народ ожесточен войной с кореллианской Конфедерацией, предательством Джейсена Соло - Дарта Кейдуса... Его, Бользена, нападением на Корускант, между прочим. Но бежать уже поздно, да и воспринимается эта мысль пока как-то абстрактно, как будто и не о нем. В конце концов, должны же кого-то расстрелять за Хаггрон? Генерал фон Вольф погиб во время покушения на Диану фон Райн, полковник Нойфер - во время заговора герцогини против преторианцев. Да и все остальные причастные мертвы или пропали без вести. "Похоже, только я в наличии, - подумал адмирал, - и странно будет, если хоть кому-то там есть дело до того, что я к этой резне не имел отношения".
Шаттл глухо ударился о пол ангара. Защитная турель недвусмысленно развернулась в его сторону, взяв на прицел кокпит. Пора вылезать из берлоги. Бользен расстегнул ставший вдруг тесным воротничок мундира и открыл шлюз. Вокруг шаттла собралось где-то полтора взвода солдат в непривычной для глаза иссиня-черной броне с глухими визорами.
"Подумать только, мы столько лет с ними воевали, и все представляли их в этих коричневых жилетах и открытых касках(3*), как при Явине! А они уже так на нас похожи..."
Когда Бользен показался из шлюза, подслеповато щурясь от яркого света причальных огней, все бластеры враз оказались нацелены на него.
"Да вас тут хватит на целый абордажный катер!", - подумал адмирал. Глядя в черные визоры солдат, Бользен впервые с удивлением понял, что чувствуют люди, смотрящие на штурмовиков не как на подчиненных.
Вперед вышел  офицер. На его правом плече неразборчиво сиял знак звания, но с новой системой отличий Галактического Альянса Бользен не был знаком.
- Капитан Гирдун, гвардия Галактического Альянса(4*), - представился он, - сдайте Ваше оружие!
Адмирал потянулся к кобуре, но вспомнил, что она осталась в кокпите.
- Я его не взял, - растерянно развел руками он, - кобура на шаттле, в кабине пилотов.
Капитан поморщился и посмотрел на одного из бойцов. Тот достал портативный сканер.
- Он чист!
- Хорошо. Тогда следуйте за мной и держите руки на виду.
Бользена подмывало спросить, неужели гвардия не расформирована, но он понимал, что это не самая удачная тема для беседы. Казалось бы, ситуация была настолько безальтернативная, что он мог позволить себе какой-нибудь эпатаж, но что-то внутри как обычно удерживало его, не давало идти на конфликт, заставляло молча смотреть, слушать и запоминать.
Они долго шли по коридорам, ехали куда-то на монорельсе, поднимались и спускались на турболифтах, и, наконец, оказались в тюремном блоке "Толеранции", очень похожем на блоки "звездных разрушителей". Только камеры были побольше. Похоже, корабль строили еще в период гуманизма Новой Республики. Бользен ждал толчка в спину, но капитан Гирдун только сделал приглашающий жест и посторонился. Адмирал тихонько вздохнул и зашел в камеру. За спиной включилось силовое поле.
- Ждите здесь, - сказал капитан, - когда мы выясним, что с Вами делать, Вам сообщат.
- Хорошо, - только и ответил Бользен.
Когда эхо шагов в коридоре стихло, он стащил с себя сапоги и прилег на кушетку. В камере было несколько душно, но не жарко и, в целом, терпимо. Мысли прыгали, путались, но затем как-то смазались, поплыли, и незаметно для себя адмирал провалился в сон.
Это был тяжелый сумбурный сон, в котором образы перетекали один в другой, как в калейдоскопе - мешанина былых и небывалых событий, чувств, слов... Он то отдавал какие-то приказы, чувствуя их бессмысленность, то что-то считал, то тихо плакал над гробами погибших товарищей, то летел над пожарищами разбомбленной Корианы, почти истерично спорил о чем-то не то с претором, не то с министром обороны, снова уговаривал командиров флота то ли не ввязываться в путч Коалиции, то ли сдаться Альянсу... Но одного уже не было в этом сне - ощущения беспросветности, давящей чужой воли, как в том жутком сне на "Левиафане" после совещания, как нередко бывало во время этой войны, когда события разворачивались будто специально так, чтобы усугубить конфликт, ожесточить души людей...
Резкий толчок вырвал Бользена из омута сна. Несколько секунд он пытался понять, где находится, а тюремщик в это время думал, не сбросить ли его с кровати. Но адмирал успел подняться раньше.
- Обуться и за мной! - приказал конвоир.
С трудом отгоняя остатки сна, Бользен вышел из камеры. Глаза жгло, как будто ветер бросил в них горсть песка. Сказывались духота в камере и побудка по тревоге перед последним боем.
В коридоре к ним присоединились еще два конвоира. "Все еще ждут, что я сбегу, - подумал Бользен, - а зря".
Снова потянулась вереница коридоров, лифтов, уже другой монорельс и, наконец, комфортабельная каюта командира корабля. Командир, опять человек ("прямо как в имперской армии - почти сплошь люди", - подумал адмирал), уже немолодой, с жесткими стальными глазами, которые столь часто встречаются у профессиональных военных, просматривал файлы на голопроекторе.
- Арестованный доставлен! - отрапортовал первый конвоир.
Капитан "Толеранции" кивнул и выключил проектор.
- Значит так, Бользен, - раздраженно начал он, - как по мне, Вас следовало выбросить в шлюз за эти ваши налеты на пограничные станции...
Он умолк на секунду, что-то обдумывая, затем поморщился и продолжил:
- Но наше дорогое верховное командование решило Вас пощадить...
Адмирал почувствовал, как резь в глазах исчезла, а сердце снова бешено заколотилось, но уже в новом радостном ритме. Жизнь! В колонии, в рудниках, но жизнь!
- ...Говорят, что за эвакуацию населения с Кариды в том бородатом году(5*). Лично я этот имперский рассадник в гробу видел, и Вам вообще-то тогда должно было быть всего 20 лет или около того...
- Двадцать один, - не сдержался адмирал.
Капитан посмотрел на него удивленно-недоверчиво, хмыкнул и продолжил:
- В любом случае, я думаю, им больше понравилось, как Вы "героически" сложили оружие. Я бы, конечно, хотел чтобы это случилось или чуть пораньше, или чуть попозже(6*), - он многозначительно посмотрел на Бользена, - Так вот, Вам тут предлагают выбор. Можете подписать капитуляцию от имени Корианы, и Вас отправят в ссылку на Тайфон(7*). Или можете напоследок поиграть в героя, и я Вас с удовольствием отправлю на открытый трибунал на Корускант. Там как раз идет волна народного гнева против приспешников Дарта Кейдуса и кореллианских террористов.
- Символично - всех в одну кучу, - пробормотал Бользен.
- Ирония судьбы, - криво улыбнулся капитан, - подписывать будете?
- Какой толк отказываться после того, как я 25 минут в прямом эфире всех уговаривал сдаться? Вы же меня не договор о репарациях заставляете подписывать!
- Демилитаризацию на 15 лет, - злорадно сказал капитан.
- Давайте бумагу и ручку, поморщился адмирал, - и посмотрим, что вы там прописали.
Капитан протянул ему распечатку договора. Несколько минут Бользен напряженно читал, потом со вздохом поставил подпись.
- Гайки не пережмите, - посоветовал он.
- Это уже не ко мне, - фыркнул капитан.
- Так куда Вы меня собирались сослать?
- На Тайфон. Лесистая такая планетка. Говорят, там впервые появились джедаи. Вы ведь у нас любитель истории - вот и просветитесь, - капитан хохотнул, довольный своей шуткой.
- Там колония строгого или общего режима? - осведомился адмирал.
- Никаких колоний, - помрачнел капитан, - только запрет на вылет. Я же говорил, Вы им понравились.
- Запрет - это как?
- Это браслет-ограничитель и смертельная инъекция при перемещении за пределы атмосферы. Эти браслеты, кстати, очень ненадежные... Часто срабатывают когда не надо.
- Спасибо на добром слове. Вы меня, может, еще и своим ходом туда отправите?
- Вот уж нет! Доставим комфортабельной тюремной баржей. Вылет через пол-часа, разрешаю перед этим умыться и оправиться в нашем галюне. Дежурный, проводите! - махнул он рукой, и бывшего (теперь уже точно бывшего) обер-адмирала и начальника штаба флота вывели из кабинета.

---
Справка:
* - первый раз - во время "инцидента 1148", столкновения с кораблями Бастиона у границ сектора Дорьянд, второй раз - во время путча Дворянской Коалиции - И.П.
** - http://starwars.wikia.com/wiki/Natasi_Daala
(3*) - форма солдат Альдераана, составлявших костяк армии Альянса за Восстановление Республики в начале первой галактической гражданской войны.
(4*) - http://starwars.wikia.com/wiki/Galactic_Alliance_Guard. Это подразделение к моменту повествования официально расформировано, его полномочия переданы Службе безопасности Галактического Альянса (http://starwars.wikia.com/wiki/Galactic_Alliance_Security). Многие солдаты и офицеры тихо перешли в новую структуру, поэтому капитан Гирдун по привычке употребляет старое название.
(5*) - в 11 после Битвы за Явин, во время уничтожения системы Кариды Кипом Дюрроном (http://starwars.wikia.com/wiki/Carida)
(6*) - вероятно, капитан "Толеранции" хотел бы либо избежать тяжелых повреждений одного из кораблей своей боевой группы (чуть пораньше), или взять "Меч Правосудия" на абордаж (чуть попозже) - И.П.
(7*) - http://starwars.wikia.com/wiki/Tython

Комментарий: придя к власти, экс-адмирал Натаси Даала весьма жестоко уничтожила последние очаги сепаратизма, крупнейшим из которых на тот момент стало Великое Герцогство Дорьянд. Тем не менее, она с большим сочувствием отнеслась к населению этого осколка Империи и его побежденной армии. Капитан линкора "Толеранция" (на самом деле - коммодор) Агмар Бальян играл на нервах Бользена, говоря о 15-летней демилитаризации. В тексте капитуляции было только требование вхождения космофлота Дорьянда в состав ВКС Альянса, а также ограничение численности планетарных сил самообороны. Это - обычные требования для государства, входящего в Альянс.
Громких процессов над высшими офицерами Корианской империи не было, поскольку в плен попали только те из них, чьи имена были не на слуху. В частности, очень немногие из военных знали, что именно Бользен командовал флотом при налете на Корускант. Коммодор Бальян вспоминает только его нападения на приграничные станции и аванпосты Альянса во время войны в конфедерациях Миравин и Томарг.
Но, все же, Бользену крайне повезло оказаться одним из участников эвакуации Кариды. Это произошло в 11 ПБЯ, когда он принял участие в программе обмена студентами с филиалом Имперской Военной Академии на Кариде (специальность "Применение военно-космических сил", программа предполагала получение дипломов Кариды и Корианы).
Во время прохождения выпускного тестирования должен был координировать отправку дредноута "Вендетта", основного учебно-боевого корабля Академии, на Анот. Бользен и другие студенты находились на борту вооруженного транспорта "Вместительный", инструкторы наблюдали за ними по головидению. Во время погрузки войск на "Вендетту" поступил широковещательный сигнал от Кипа Дюррона. Населению Кариды давалось два часа на эвакуацию. Посол Фурган с "Вендетты" приказал ускорить погрузку войск. В диспетчерском центре Академии поднялась паника, связь с руководством прервалась. Бользен передал управление погрузкой флагманскому координатору "Вендетты" и объявил по широковещательному каналу сбор гражданского персонала в эвакуационной зоне. Пятеро студентов успешно произвели посадку "Вместительного" и приняли на борт 2000 членов семей гражданских сотрудников. Бользен, находившийся на месте боевого координатора, установил связь с 5-ю торговыми транспортами и 12-ю шаттлами, которым также удалось принять на борт часть населения Клиффсайда. Караван беженцев успешно совершил гиперпрыжок до того, как система Кариды была уничтожена.
На совещании командиров кораблей было решено совершить перелет к туманности Дорьянд и просить там убежища. Все 18 космолетов благополучно достигли Корианы.
Примерно в это же время Дюррон пытался уничтожить туманность Котел вместе с флотом адмирала Даалы.
Став главой Альянса, Даала вспомнила об уничтожении Кариды и запретила деятельность Ордена Джедаев. По той же причине Бользен, как участник эвакуации, был почти амнистирован. Впрочем, коммодор Бальян был прав, считая, что подписание капитуляции сыграло в этом не последнюю роль.

Комментариев нет:

Отправить комментарий