вторник, 3 июля 2012 г.

Твердь. Этюд

Иннокентий Пещерский привычным движением поправил фильтрующую маску и шагнул за порог. Фонтанчики бежевой пыли взметнулись из-под ботинок и опали, не оставляя следов на шелковистой ткани комбинезона. Пыли на Тверди было великое множество и разнообразие. Порой казалось, что этот усталый мир стремится рассыпаться на мельчайшие частицы, но неведомая сила пока еще удерживает его. Каждое утро роботы вычищали площадку Академгородка, но уже к полудню ветер успевал нанести с гребня Тихого кратера несколько тонн «свежей», как здесь говорили, пыли. Из-за этого приходилось постоянно ходить в респираторе, а в особо ветреные дни – и в очках. Когда-то, до Потери Связи, всерьез рассматривался проект стеклянного купола над Академгородком, но материалы так и не завезли. А теперь завозить было уже неоткуда.
Все та же пыль, а отнюдь не капельки воды, как в иных мирах, создавала в небе мягкую дымку, скрывавшую от глаз огромное багровое Светило, носившее весьма непоэтическое имя RGA-75538. Назвать его как-то по-другому было лень, да и не всегда жители поверхности соотносили мягкий розово-золотистый «вечный закат» Тверди с этим жутковатым красным гигантом. Персонал орбитальной станции «Цитадель» часто от нечего делать придумывал светилу разные прозвища, но ни одно из них так и не прижилось.
Пещерский снял с пояса светящийся жезл и прислушался. Было тихо. По гребню кратера изредка пробегали маленькие смерчи, сдувая вниз вездесущую пыль. Иннокентий оглянулся на дом. Окна камбуза светились желто-оранжевым, размытые блики от них играли на матовых стеклах купола оранжереи.
Хронометр пискнул один раз. Небо постепенно окрашивалось в лиловый. На крышах домиков понемногу начали зажигаться огни опознавательных маяков. Белый парус Координационного центра потускнел, на нем уже отчетливо выделялись ряды освещенных окон.
Хронометр пропищал два раза, и со стороны гребня послышался гул двигателей. Иннокентий надел защитные очки и включил жезл.
Пузатый антиграв-рефрижератор, вздымая тучи пыли, выбрался из-за гребня и нырнул в долину, подслеповато помаргивая проблесковыми огоньками. Пещерский приветливо помахал роботу жезлом и шагнул в сторону, помня о погрешности позиционирования. Антиграв с усталым вздохом опустился на площадку. Люк в его борту открылся, и оттуда выехал покрытый инеем контейнер со льдом. Иннокентий передвинул контейнер с аппарели на стоявший рядом транспортер. Рефрижератор захлопнул люк и, ворча силовой установкой поднялся в воздух. Ему предстояло доставить суточный запас питьевой воды еще в 26 домов.
Пещерский включил транспортер. Небо посерело, размывая очертания гребня Тихого кратера. Где-то верещали скальные крысы. Сияли опознавательные гирлянды Университета и Координационного центра. День подошел к концу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий